МУЗЫКА ИХ СВЯЗАЛА

Перепечатка из казахстанской газеты "Литер" № 64

География гастрольной деятельности Струнного квартета необычайно широка: коллектив успешно выступает во многих городах Казахстана, а также блистательно исполняет музыку в лучших концертных залах России, Франции, Англии, Австрии, Испании, Италии, Египта, Турции, Германии, Японии, Княжества Лихтенштейн и др.

В гостях гостиной Литер Kazakh Quartet - государственный струнный квартет им. Г. Жубановой. В эту среду в стенах редакции впервые звучала музыка. Живая, настоящая, та, что завораживает, доходит до самого сердца, волнует воображение и переполняет чувствами. Знаменитый «Адай» Курмангазы свежим бризом пронесся над редакционными компьютерами, телефонами, ежедневниками и, кажется, навечно поселился в душе каждого, кому посчастливилось находиться в это время на рабочем месте.

Знакомьтесь:

Айдар Токталиев – первая скрипка

Алексей Лебедев – вторая скрипка

Бекзат Сайлаубайулы – альт Художественный руководитель

Ернар Мынтаев – виолончель

Они пришли в гостиную не с пустыми руками – каждый бережно нес свой инструмент. Также заботливо и с особой любовью хранили их и за несколько сотен лет до рождения наших музыкантов. Да-да, к примеру, виолончель, на которой играет художественный руководитель квартета, «родилась» аж в 18 веке. Ернар даже покупает ей отдельный билет на самолет, чтобы инструмент не был подпорчен в багаже. А на вопрос о том, правда ли, что виолончель ревнива по отношению к своему музыканту и долго не дает ему создать семью, загадочно улыбается...

Яркие, коммуникабельные, талантливые – участники квартета органично дополняют друг друга, несмотря на разницу в возрасте и внешнюю непохожесть. Два казаха, кыргыз и мариец говорят в унисон на языке музыки. Но так было не всегда. За более чем 30-летнюю историю своего существования квартет неоднократно переживал периоды реанимации.

Все началось с пророчества

Ернар, художественный руководитель коллектива, – в квартете со дня основания. Это ему, одному из четверых учеников музыкальной школы имени Ахмета Жубанова, высокую оценку и путевку в жизнь дала дочь легендарного музыканта и выдающаяся личность Газиза Ахметовна Жубанова.

Ернар Мынтаев: – Наш первый состав собрала Дина Михайловна Чуренова. Это был наш учитель по скрипке. Мы учились в музыкальной школе, и она предложила нам сыграть квартет. Сначала было просто интересно, но потом, когда она поставила послушать Бетховена в исполнении легендарного квартета Бородина у нас случился культурный шок: КАК можно ТАК играть?

Квартет может так звучать?! Практически с того времени этот «вирус» попал в наши жилы и мы уже сами хотели заниматься музыкой по-настоящему, играть квартет. Это был 1988 год. Так началась история струнного квартета в стенах республиканской казахской специализированной музыкальной школы-интерната для одаренных детей имени А.К. Жубанова.

Начались репетиции, конкурсы, успехи. Отчетные концерты воспитанников школы старались не пропускать. И вот после одного из концертов она обратилась к Мухтару Жамашевичу Утеуову, директору филармонии:

«Мухтаржан, пожалуйста, сохрани этот состав. Возьми их под свое крыло, если получится. Вот увидишь, они будут прославлять наше искусство по всему миру». Мухтар Жамашевич сдержал свое слово и сильно помогал ребятам, именно он сумел добиться присвоения квартету статуса «государственный». – Это было очень важно для нас. Был 1995 год. Мы стали выезжать на гастроли, и с организацией поездок нам тоже помогал Мухтар Жамашевич. А то, что великая Газиза Жубанова предрекла нам такую судьбу, помогает нам по сей день, – говорит Ернар. Не случайно сейчас коллектив носит имя этой великой женщины.

Триумфальное шествие

Знаковым для коллектива оказался конкурс струнных квартетов имени Шостаковича в Москве, где их заметил титан квартетного искусства Валентин Александрович Берлинский. Посольство Казахстана обратилось к нему с просьбой дать ребятам мастер-класс. Послушав игру казахстанцев, Берлинский высоко оценил их талант: «Ребята, я вижу, что ваши глаза горят. Вы не просто любители квартетной музыки, а фанатики. С этого дня в любой момент можете мне звонить – если я в Москве, то безвозмездно буду проводить с вами уроки».

До конца своей жизни взял он шефство над «своими казахами», как сам выражался. Имея в союзниках такого мастера, квартет начал свое триумфальное шествие по миру. Обучение у участника квартета «Хаген», который сегодня считается одним из топ-квартетов мира, Райнера Шмидта, досталось квартету не просто так. Райнер предложил им пройти отборочный конкурс: «Приезжайте, участвуйте в конкурсе, если заслужите, я вас возьму, если будут музыканты лучше вас, не обижайтесь».

На что квартет ответил: «Дайте нам шанс и мы получим это место». Набираясь опыта у лучших квартетных школ мира, государственный струнный квартет обретает свой уникальный звук, который поражает сердца истинных любителей качественной квартетной музыки.

Здесь каждый – главный

Четверо в коллективе – это, по сути, не много. Но если учесть, что каждый из четверых представляет собой величину, ИМЯ, то остается удивляться, как им удается мирно сосуществовать, не сталкиваясь «звездными» лбами? Ернар, как художественный руководитель коллектива, на этот вопрос дает простое объяснение.

В квартете каждый – главный. Если первая скрипка – это лицо квартета, то вторая скрипка не менее важна, это – сердце. Альт и виолончель – не менее важные органы этого организма. И только вкупе они дают мощную энергетику, ожидаемый результат. Ребята признаются, что каждый из них мог бы делать индивидуальную сольную карьеру, но любовь к квартету сильнее и выше собственных амбиций. «Квартетный жанр в классической музыке считается элитарным, сложным жанром. И здесь важны не только способности, но и человеческие качества, это как семья», – поясняет Ернар. Каждый из участников прошел свой путь к квартету.

Первую скрипку искали почти год.

Айдар Токталиев: – Я вырос в музыкальной семье. Папа играет на фаготе, мама – на фортепиано. И мое будущее было предрешено. Сразу отмечу, что ни разу об этом не пожалел. Мама хотела, чтобы я играл именно на скрипке. Так и случилось. Уже будучи учащимся музыкальной школы имени Куляш Байсеитовой, а учился я у легендарного педагога Нины Михайловны Патрушевой, которая воспитала многих известных скрипачей, таких как Айман Мусаходжаева, Марат Бисенгалиев, Гаухар Мырзабекова, получил приглашение в квартет. И она дала свое благословение. Так я вошел в состав квартета. Вот уже почти 15 лет мы вместе. Мы ставим перед собой высокие цели. Совершенству нет предела, и кайф – в том, что мы делаем это и стремимся стать еще лучше.

Алексей Лебедев:

– А в моей жизни музыка появилась случайно. Родом я из рабочей семьи, из республики Марий Эл. В Йошкар-Оле есть Национальная президентская школа, преподаватели которой ездили по деревням, проводили прослушивания по всей республике. И вот меня пригласили на дальнейшие прослушивания. Мама была против, потому что при поступлении в школу мне предстояло жить в интернате. Но отец и сестра поддержали. Помню, меня спросили: на чем хочешь играть? Я ответил: на скрипке. С тех пор так и играю. В Казани продолжил обучение в специализированной школе. Далее – в консерватории. На 4 курсе решил принять участие в конкурсном отборе для участия в квартете и у меня получилось. Преподаватели поддержали, все способствовало моему приезду в Казахстан. Сейчас уже пустил здесь корни, женат на казашке, воспитываем двух детей.

Бекзат Сайлаубайулы:

– Любовь к музыке мне прививала мама. Она не была профессиональным музыкантом, но играла на домбре, кобызе. И мечтала видеть нас с братом в музыке. Как-то она повезла нас на прослушивание в музыкальную школу. Брат сдавал экзамен, а я бегал рядом и повторял все. Педагоги обратили на меня внимание и так я остался учиться музыке.

Ернар Мынтаев: – В нашей семье тоже музыкантов нет, но все любили петь. Мама работала в музыкальной школе имени Жубанова и хотела записать меня на домбру. Но ее подруга, ныне – покойная Зайра Алиакпаровна Садвокасова, посмотрела на мои руки, проверила данные и убедила маму отдать меня на виолончель. Мама была против, настаивала на домбре. На что Зайра нашла решение: «освоив струнный инструмент, он сможет играть и на домбре. Виолончелистов в стране мало, даже не думайте отказываться». И так я попал к замечательному педагогу Жукееву. Были, конечно, за годы учебы и ремень, и слезы, и побеги с уроков. Но однажды педагог повел меня на концерт, где я услышал виолончель. Это было так красиво, такая бархатная, божественная музыка лилась словно не из инструмента, а из груди. И я спрашиваю: агай, а я смогу также? Он говорит, конечно, только надо заниматься, ходить на занятия. И после этого меня уже не надо было заставлять.

Сыграть, как единое целое

Ребята часто выезжают за границу, там их называют Kazakh Quartet и всегда ждут и встречают очень тепло. Три месяца назад они выступали в Катаре, был полный зал, и вот после концерта один из слушателей зашел в гримерку и, с широко распахнутыми от удивления глазами, спросил: «Ребята, вы звучали как один 16-струнный инструмент. Как вы это делаете???» Это очень важная оценка.

– Когда нам удается в музыке слиться в единый организм, и зритель это слышит, это колоссальное ощущение, – рассказывает Ернар. – Изредка бывают и такие ощущения, когда начинаешь первый аккорд, и словно улетаешь куда-то ввысь. Произведение длится минут 20, а ты приходишь в себя, когда тянешь последний аккорд и не помнишь, как пролетело это время. Только по бурной восторженной реакции зала понимаешь, что это было что-то невероятное.

А еще в истории квартета был счастливый случай в Швейцарии, где они обучались по программе "Болашак" в течение двух лет и стажировались у одного из лучших профессоров квартетной музыки Райана Шмидта в академии музыки.

– Кроме нас были еще квартеты, состоявшие из японцев, англичан, швейцарцев, испанцев. И вот на отчетном концерте, мы его закрывали, сыграли квартет Мендельсона. Публики было немного, зал был неполный. Казалось бы, обычный рядовой концерт. Но после его окончания к нам подходит швейцарец, буквально с безумными глазами, спрашивает, ребята, откуда вы такие взялись? Я эту музыку, говорит, сто раз слышал в исполнении европейских квартетов. Но вас я слушал на одном дыхании, у меня аж мурашки по телу. У вас, говорит, кровь по-другому, что ли бьется в жилах? Он тут же стал искать в гугле Казахстан, удивился, что это в бескрайних степях.

Этот человек оказался президентом звукозаписывающей компании, которая специализируется на камерной музыке, и он много лет искал квартет, с которым хотел бы сотрудничать. И этими счастливчиками стали мы, он пригласил нас в любой момент приехать и записать программу, при этом все расходы берет на себя, – рассказывает художественный руководитель квартета. Однако, несмотря на признание публики и высокую оценку профессионалов, квартет не намерен почивать на лаврах. Планов – громадье, энергии и сил для их претворения в жизнь тоже предостаточно.

– В нашей стране многое меняется в лучшую сторону, в том числе и в отношении классической музыки. Помню, как-то ехали мы в такси в Гамбурге, и таксист слушал по радио Моцарта. Он даже подпевал что-то себе под нос в такт музыке. Я хорошо помню, как искренне позавидовал тому, что у них по радио «крутят» классику, а таксист разбирается в искусстве также легко, как в автомобильных запчастях. И вот теперь у нас тоже есть радио «Классика», и тоже все больше людей ходят в оперу и на балет. У нас практически всегда полные залы зрителей. Это же прогресс! – Ернар не скрывает позитивных эмоций.

«Мы еще молодые, у нас все впереди», неоднократно повторяет он. И не поверить ему невозможно. Человек, который вот уже три десятка лет живет великой музыкой, буквально пропитан идеей квартета, осилит многое. Хотя трудностей на звездном пути тоже предостаточно. Главная – финансы. Классическая музыка не так раскручена, как популярная. Любые выезды за рубеж требуют затрат. Возможности филармонии ограничены.

Тем не менее, Казахстан делает все возможное для пропаганды отечественных классических исполнителей. Да и сами музыканты стремятся делать нескучные, серьезные программы, а миксовать разные жанры и исполнения. В основном выступления проходят в Алматы, поскольку там больше камерных сцен. Ну а в столице квартет играет в «Астана Опера», за что высказывает благодарность директору театра Галыму Ахмедьярову.

– На следующий год весь мир будет праздновать 250-летие великого немецкого композитора Бетховена. И мы не останемся в стороне. Композитор оставил великое наследие – 16 струнных концертов. Мы разделили их на 6 концертов и планируем подготовить концертный абонемент из всех циклов Бетховена, – делится планами художественный руководитель квартета. А еще у ребят есть мечта – организовать международный конкурс струнных квартетов имени Газизы Жубановой.

Это будет большая пропаганда культуры Казахстана, в том числе творчества Газизы Ахметовны, – говорит Ернар. – Мы открыты к общению, мы готовы передавать свои знания, опыт. У нас должно быть много струнных квартетов. И если будут предложения о наставничестве, мы с удовольствием откликнемся, – заверил наших читателей Ернар Мынтаев.

Добавлено : 5.06.2019, 10:00, Изменено : 5.06.2019, 10:00